Блог

О перспективах и рисках технологии переработки газа в жидкое топливо

Завод Oryx

Башни, трубы и резервуары, которые составляют завод под названием Oryx почти теряются в огромном нефтехимическом комплексе, который поднимается здесь, как туманные миражи в безбрежном океане песка. 

Но то, что происходит на Oryx — это особый вид алхимии, которая манит ученых в течение почти столетия — речь о перспективе преобразования ландшафта энергетики. Sasol, компания по производству химических и синтетических топлив из Южной Африки, преобразует природный газ в дизельное топливо с использованием варианта технологии, разработанной еще немецкими учеными в 1920-х годах. 

Выполнение подобного химического волшебства чрезвычайно дорогостоящая вещь. Но руководители Sasol и их партнер — государственная нефтяная компания Катара, делают ставку на то, что природный газ, который в изобилии имеется, станет доминирующим глобальным источником топлива в течение ближайших 50 лет, так как нефти становится все меньше и она становится дороже, а мировой спрос на транспортное топливо будет расти. 

Руководители Sasol так сильно верят в эту технологию, что объявили о планах потратить до $ 14 млрд. на строительство первого завода по переработке природного газа в жидкое топливо в США, проект в штате Луизиана так же поддержан более чем $ 2 млрд. государственных субсидий. Бум сланцевого бурения в этом регионе за последние пять лет, создал избыток дешевого газа, а Sasol может воспользоваться этими поставками, чтобы производить дизельное топливо и другие нефтепродукты по конкурентным ценам. 

Марио Лоу, президент Sasol Qatar, говорит, что его компания может производить дизельное топливо, которое сгорает чище, дешевле и создает меньше парниковых газов, чем грязное топливо, получаемого из нефти. 

"Мы считаем, что звезды благотворят технологии газ-жидкость (GTL)", г-н Лоу заявил в ходе недавнего тура на завод Oryx. "Другие игроки, гораздо большего размера, будут следовать за нами". 

Может быть. До сих пор, однако, данные о преобразовании газа в жидкость не блещут. 

Завод Pearl, построенный Royal Dutch Shell

Новейший и самый большой завод сданный в эксплуатацию, гигантский Pearl, построенный Royal Dutch Shell также в Катаре, левиафан обошелся в сумму $ 19 млрд, более чем в три раза больше первоначально запланированной стоимости, и сталкивается с неожиданными проблемами технического характера. 

BP и ConocoPhillips построили демонстрационные установки на Аляске и в Оклахоме, но не стали развивать технологию. Exxon Mobil и ConocoPhillips объявили о планах строительства заводов-гигантов в Катаре, но отступились, вложив капитал в экспорт сжиженного природного газа. 

Сегодня только горстка заводов газ-жидкость работают на коммерческой основе, в Малайзии, Южной Африки и Катаре. Вместе они производят только немного больше чем 200.000 баррелей топлива и смазочных материалов в день — менее 1 процента мирового спроса на дизельное топливо. 

"Причина, по которой так мало заводов GTL открывается —  экономическая", сказал Уильям М. Колтон, вице-президент Exxon Mobil по корпоративному стратегическому планированию. "Мы не видим того, что это станет важным источником топлива в течение ближайших 20 лет". 

Многие аналитики и промышленные инсайдеры говорят, что технология имеет смысл только тогда, когда поставки и цены  на нефть и газ далеки от равновесия, как они сегодня находятся в Катаре и США. Когда цены на нефть и газ придут в соответствие, GTL предприятия станут обузой, говорят скептики. Экологи также говорят, что огромные затраты энергии, необходимые для преобразования природного газа в дизельное или другие виды топлива, сведут на нет все преимущества в области лучшей экологичности. 

До недавнего времени метод, используемый для преобразования природного газа или угля в жидкое топливо, известный как процесс Фишера-Тропша в честь немцев, которые его придумали, использовался только странами отчаянно зависимыми от транспортировки топлива, или когда они не имели практически никакой нефти в наличии. В течение многих десятилетий, Южная Африка защищала свою систему апартеида от международного эмбарго на поставки нефти, путем производства синтетической нефти из своих богатых запасов угля. Нацистская Германия делала то же самое, чтобы питать свою военную машину во время Второй мировой войны. 

Но дешевый природный газ в Соединенных Штатах может сделать технологию привлекательной, с возможностью производить различные виды топлива без импорта и капли нефти. 

Shell может вскоре объявить о предварительном выборе участка для строительства завода GTL на побережье Мексиканского залива в США. Учитывая то, что компания имеет опыт строительства и эксплуатации завода в Катаре, руководители говорят, что смогут сократить расходы за счет использования различных видов клапанов и сплавов. 

Но Кен Лоуренс, вице-президент Shell по связям с инвесторами в Северной Америке, заявил, что компания примет решение относительно американского завода только через два года. 

Это оставляет Sasol в авангарде использования технологии «газ-жидкость». 

Sasol строит завод GTL в Узбекистане совместно с малазийской нефтяной компанией Petronas. Совместно с Chevron строит еще один завод в Нигерии. В компании говорят, что планируют построить завод в Канаде, но этот проект отложен до окончания строительства завода в Луизиане. 

"Мы бросаем вызов" Давид Констебль, исполнительный директор Sasol, сказал в интервью. Он утверждает, что Соединенные Штаты по логике являются отличным  местом для развития GTL из-за наличия дешевого газа, близости крупных рынков, наличия квалифицированной рабочей силы, современных производств и, конечно,  дружественных правительств штатов на побережье Мексиканского залива. 

Американский завод будет строиться исходя из опыта приобретенного при строительстве и эксплуатации завода Oryx в Катаре. Сердце завода Oryx – это пара, стоящих на 164 опорах,  реакторных башен, которые работают по запатентованной системе преобразования очищенного природного газа в так называемые длинно-цепные углеродные соединения, которые затем могут быть переработаны в жидкое топливо. 

"Газ проходит сквозь слой раствора кобальта, и на выходе появляется материал, который уже можно продавать", сказал Этьен Редмайер, главный инженер на заводе Oryx. 

Это комплексный и сложный процесс. Сначала делается синтетический газ из чистого кислорода и метана, основных компонентов природного газа, который очищается от серы, металлов и других примесей под сильным давлением и тепла. Затем синтетический газ помещают в гигантские реакторы, которые производят синтетическую нефть через процесс Фишера-Тропша. Процесс по существу заставляет подогретый синтетический газ вступить в реакцию с катализатором, как правило — кобальтом, и газ преобразуется  в жидкие углеводороды, которые потом преобразуются в то или иное топливо. 

Этот процесс является гораздо более сложным, чем на типичном нефтеперерабатывающим заводе, и  завод GTL обходится гораздо дороже в строительстве и эксплуатации. Альфред Луасес, специалист консультационной компании IHS, сказал, что обычный нефтеперерабатывающий завод требует инвестиций в размере $ 50.000 за баррель мощности, меньше половины того, что Sasol готов потратить на предлагаемый завод в Луизиане. 

Завод в Катаре представляет собой лабиринт, состоящий из башен, реакторов, испарителей, труб и резервуаров. В нем занято около 120 работников из более чем 30 стран, которые производят около 32000 баррелей жидкого топлива в день, менее трети объема, который будут производить в Луизиане. 

Рик Маннер, вице-президент консалтинговой KBC Advanced Technologies, который внес значительный вклад в исследования Sasol и других компаний, предполагает, что проекты будут иметь капитальные затраты в размере $ 100,000 за баррель мощности, при экономически целесообразных ценах около $ 100 за баррель нефти и $ 4 за тысячу кубических футов природного газа. 

По этой формуле, инвестиции Shell в ее завод в Катаре, который может производить до 140000 баррелей в день, должны были составить14 миллиардов долларов. Вместо этого, проект стоил по меньшей мере $ 19 млрд., что предполагает, что он окупится при цене нефти около 125 долларов за баррель, или низких ценах на природный газ,  говорит мистер Маннер. "Там не много будущего", заключил он. 

Руководство Shell утверждает, что они смогут делать деньги в Катаре, хотя не сообщают конкретики. Можно оценить, что завод Pearl, может генерировать $ 4 млрд. годового денежного потока от операционной деятельности при цене на нефть в $ 70 за баррель, которая собственно определяет, по какой цене нефтепродукты могут быть проданы. "Это хороший, надежный проект", говорит Марвин Е.Одум, президент нефтяной компании Shell. "Мы очень довольны". 

Г-н Лоу, президент Sasol в Катаре сказал, что завод Oryx был разработан, чтобы быть рентабельным, при цене нефти в $ 25 за баррель. Это означает очень низкую долгосрочную цену на природный газ. Он не стал рассказывать, сколько Sasol платит своим катарским партнерам за газ, но он сказал, что "не ноль". 

Вне богатого газом Катара, цены на природный газ и дизельное топливо могут быть непредсказуемыми, и если будет выстроено много заводов GTL или появится другое применение природному газу, цена на газ может вырасти вместе со спросом. 

Существуют и экологические проблемы. В 2008 году исследования Карнеги-Меллона показали, что заводы в Катаре и Малайзии генерируют на 20- 25 % выбросов углекислого газа больше, чем обычные нефтеперерабатывающие заводы, поскольку процесс производства потребляет очень много энергии. 

"Мы совсем не говорим об экологической проблеме", сказал Саймон Муи, научный сотрудник Natural Resources Defense Council. "GTL вероятно, сделает эту проблему еще острее, если не будут применены действенные механизмы защиты от выбросов, которые сейчас велики". 

Базируется на статье NYT A Big, and Risky, Energy Bet «Большая и рискованная ставка»

Каждый месяц мы разыгрываем подписку, вы тоже можете участвовать, просто зарегистрируйтесь и оставайтесь в нашей рассылке.

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года. С ноября 2018 - член экспертного совета Санкт-Петербургской биржи.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close