Блог

Кто убил равенство?

Существуют две основных школы мысли, посвященных неравенству: фаталисты, которые утверждают, что растущее неравенство является неизбежным результатом изменений в экономике и, так называемые, распределители, которые объясняют неравенство перекосами в налоговой системе и слабой позицией государства. Возможно, пришло время рассмотреть и третью теорию.

Фаталист опирается на технологии: мы заменяем человеческий труд сетевыми компьютерами и роботами, которые не устают никогда, те, кто владеет технологией или научились использовать ее к своей пользе – получают выгоду от прогресса, а те, чьи рабочие места вытесняются технологиями — страдают. Легкость, с которой мы переводим рабочие места, производство товаров и видеоконференции в Китай помогает людям, которые владеют компаниями, но  бьет по тем, чьи рабочие места вывозятся в другие страны. Экономика, где победитель получает все (winner-take-all) является благом для людей, которые могут продавать себя или свой продукт по всему миру и несчастьем для тех, кто не может.

Конечно, это создает менее равный мир, говорят фаталисты. Менеджер частного фонда может повышать прибыль в одной компании за счет аутсорсинга колл-центра, а в другой за счет автоматизации производства. Новая экономика прекрасно организована, чтобы сделать этого менеджера богаче. Между тем, 52-летний машинист был уволен, так как не был обучен по последнему слову техники и не может конкурировать 19-летними малазийцами с низкими зарплатами, при этом он застрял с неоплаченной ипотекой на окраине Рино, штат Невада. Все в новой экономике работает, чтобы сделать его еще беднее. Неравенство — это просто пространство между этими двумя жизнями.

В точности согласно вышеописанному примеру, неравенство по доходам резко возросло с 1979 года. Медианный доход на мужчину со средним образованием в США упал на 31 %. Между тем, доходы верхнего 1 % населения выросли до 130 % — и это до уплаты налогов, что делает ситуацию еще сложнее.

Фаталисты заключают, что государство не причина неравенства — налоги и социальные услуги не изменились с тех пор, таким образом действия правительства по повышению налогов или увеличению расходов на инфраструктуру не смогут что-либо исправить. Единственным возможным средством является повышение уровня образования и профессиональной подготовки для рабочих, на что потребуются десятилетия. Позор, не так ли?

Распределители во многом согласны с фаталистами. Но они думают, что фаталисты занижают вклад государства в повышение неравенства, которое снижало налоги на богатых и не инвестировало в бедных. В новом докладе для Института экономической политики, Эндрю Филдхаус дает следующие версии этого.

Эффективные налоговые ставки для очень богатых — то есть, налоговых ставки, которые они действительно платят, резко упали с 1970 года. "Эффективная ставка налога для верхней сотой процентильной доли снизилась более чем вдвое, с 71,4 процента в 1960 году до 34,7 процента в 2004 году". Богатые стали богаче, а доля доходов за которую они платят налоги снизилась.

Филдхаус ссылается на исследования, которые предполагают, что высокие ставки налогов, выплачиваемые богатыми в середине 20-го века давали им мало причин, чтобы тратить время и энергию на то, чтобы стать еще богаче. Если повышение доходов будет сопровождаться еще большими налогами, то зачем бороться за повышение?

Таким образом, снижение ставки налога побуждает богатых искать больший кусок пирога. Как выяснилось, у них было довольно много власти для того, чтобы добиться своего. У них была политическая власть в Вашингтоне и в столицах штатов, и конечно, власть на рабочих местах. В 1979 году главный исполнительный директор получал в 29 раз больше, чем средний работник, сейчас же высший менеджмент получает в 228 раз больше, чем средний работник. Большая часть этого увеличения – игра с нулевой суммой: доход, который когда-то мог бы пойти работникам теперь направляется на люксовое потребление, потому что руководители имеют больше власти чем в прошлом. А со снижением власти профсоюзов, эта власть возрастает с каждым днем.

Следовательно, делает вывод Филдхаус, более высокие налоги на богатых могут сделать больше для обуздания неравенства, чем многие себе представляют. Во-первых, повышение налогов приведет к сокращению неравенства непосредственно через перераспределение. Во-вторых, приведет к его снижению косвенным путем, за счет дестимулирования богатых к тому, чтобы стать еще богаче. Если Филдхаус прав, то не правы фаталисты: неравенство до уплаты налогов может быть уменьшено путем налоговой политики.

В этом что-то есть, но я думаю, что, в конечном итоге, Филдхаус дает слишком большую роль налогам. Изменения, к которым он призывает в налоговом кодексе,  действительно укоренились в политической культуре. Налоги на богатых, в конце концов, не повысят себя сами. Богатые американцы боролись за свои интересы, и теперь, когда они привыкли к тому, что есть низкие налоги и высокие доходы, они будут бороться, чтобы сохранить статус-кво.

В президентской кампании 2012 года, выдвижение кандидатом Митта Ромни было во многом плутократическим восстанием против Демократической партии, планирующей поднять верхнюю предельную ставку налогов до 39,6 %. Богатые не будут отвечать на по-настоящему резкое увеличение верхней ставки налога просто пожав плечами, во всяком случае, это приведет к увеличению их классовой солидарности и политической мобилизации.

Тем не менее, и лагеря фаталистов, и распределителей дают правительству слишком мало чести и не слишком обвиняют его в росте неравенства. Оба аккуратно ровно пополам разделяют вопрос: с одной стороны, тем, как экономика распределяет доходы, а с другой, как государство перераспределяет его. Но вот что не попадает в пространство между (этими вопросами): как само государство меняет экономику?

Это сводит с ума Дина Бейкера. "Средние расходы федерального правительства составляют примерно 20 процентов ВВП", страдающий Вашингтонский экономист пишет в книге "Конец либерализма лузеров: заставить рынки прогрессировать." И это только начало. "Добавление к расходам штатов и местного самоуправления дает нам чуть более 30 процентов. Это означает, что все уровни государства распределяют только одну треть экономики. Это и есть эксклюзивная область политических дебатов, но мы игнорируем то, каким образом государственные структуры могут влиять на экономику в целом — мы отказались от двух третей", пишет он.

Обидно, что Бейкер пишет свою книгу как руководство к действию для прогрессистов, так как его аргументы хороши и для консерваторов. Кто заплатит государственные налоги? На что потратить эти деньги? Бейкер утверждает, что начинать надо со способов, которыми правительство формирует экономику. Решение Федеральной резервной системы по приоритету низкой инфляции и полной занятости, например, является государственным вмешательством ошеломляющей важности! То же самое касается того как Министерство управляет долларом (речь о государственных деньгах в США?). Сроки действия патентов имеют огромное значение, как и требования к лицензированию высокооплачиваемых рабочих мест, регулирование советов директоров корпораций и даже правила о том, сколько денег банки должны всегда держать под рукой.

Бейкер в основном согласен с фаталистам которые считают, что экономика претерпела такие изменения, которые способствуют увеличению неравенства, и он даже соглашается с тем, что изменений в налоговый кодекс не хватит, чтобы исправить ситуацию. Где он расходится и с фаталистами, и с распределителями это в том, что политика правительства способствовала росту этих экономических изменений, и что другая государственная политика имеет потенциал для создания более равной экономики.

Мысли Бейкера дают надежду, хотя его книга не говорит обо всем, о чем я хотел бы. Тем не менее, можно предположить, она может быть отправной точкой для глубоких дебатов о том, чем вызвано неравенство и что можно сделать по этому поводу? Вашингтон предлагает большую сделку по поводу налогов и расходов, но гораздо меньше предлагается в отношении того, какие установить правила игры в экономике и кто выиграет от этого?

"Это вроде как играть в футбол, не зная как забивать голы" пишет Бейкер. "Трудно выиграть, когда вы не знаете правил игры".

Автор — Эзра Кляйн является обозревателем Bloomberg View.

По материалу Who Killed Equality

Каждый месяц мы разыгрываем подписку, вы тоже можете участвовать, просто зарегистрируйтесь и оставайтесь в нашей рассылке.

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года. С ноября 2018 - член экспертного совета Санкт-Петербургской биржи.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close