Блог

Как богатые сохраняют свое богатство во времени (пример Wal-Mart)

Посетители музея Crystal Bridges Museum of American Art в Бентонвилле, штат Арканзас, оставляют благодарности на стеклянной стене у входа. "Спасибо Алиса!" написано в одной записи. "Merci Alice Walton, pour la vision!" пишут другие.

Наследница Wal-Mart Stores Inc. Алиса Уолтон основала этот музей в 2011 году в лесном овраге рядом с домом своего детства, предоставив ему десятки картин из своей личной коллекции.

Музей стоил больше миллиарда долларов и свидетельствует о щедрости и огромном богатстве семьи Уолтон. Это также памятник особого искусства сохранения богатства и его передачи другим поколениям богатых семей.

Crystal Bridges Chairman Alice Walton

Алиса Уолтон – младшая дочь основателя Волл-Март Сэма Уолтона

Богатейшие семьи Америки сэкономили более $ 100 млрд. не заплатив налог на наследство, используя различные юридические лазейки, как видно из судебных записей и документов налоговой службы США. Пример Уолтонов показывает, как ловко миллиардеры могут обойти налогообложение, вместо того чтобы внести свой вклад в дела государства, а не увековечивать династическое богатство, однако с этим не согласны сторонники налогообложения богатых, такие миллиардеры, как Уоррен Баффет и Билл Гейтс.

Налоги на наследство и дарение принесли лишь около 14 миллиардов долларов в прошлом году. Это около 1 % от $ 1,2 триллионов передающихся в Америке каждый год, в основном, очень богатыми, так считает бывший министр финансов Лоуренс Саммерс. Он написал в своем блоге,  что "наш налог на наследство полностью неработоспособен ".

Невероятная экономия

Мать и брат Элис Уолтон с 2003 года отправили более $ 9 млрд. в трасты, которые финансируют благотворительные проекты, такие как музей Crystal Bridges, а также предназначены для защиты наследников от налогообложения. Это еще один маневр, используемый Уолтонами для уклонения от налогов, который в настоящее время широко распространен среди американских миллиардеров.

"Я не люблю это говорить, но очень богатые платят очень маленькие налоги на дарение и наследство", сказал Джером Хеш, юрист в Berger Singerman LLP из Майами, который изучил некоторые трасты семьи Уолтон по заказу Bloomberg. "Уолтоны невероятно экономят".

Пресс-секретарь семьи — Ланс Морган, сказал в своем заявлении , что "любые благотворительные практики или методы имущественного планирования, используемые семьей Уолтон, являются общедоступными и широко применяются".

Семья Уолтон включает в себя потомков основателя Wal-Mart Сэма Уолтона, она состоит из трех живых детей Сэма и его восьмерых внуков. Их богатство настолько велико, что они могут заполнить большой плавательный бассейн чистым золотом.

Накопление миллиардов

Вдохновленные исторически низкими процентными ставками, которые еще больше увеличивают налоговую экономию, богатейшие американцы накопили не менее $ 20 млрд. в трастах, наподобие тех, что используются семьей Уолтон. Они включают в себя, например, фонды Элейн Маршалл — директора Koch Industries, а также взаимные фонды семьи Джонсон.

40 % налог взимается с наследников состояний более $ 5,25 миллиарда или более $ 10,5 миллиардов на семью. Если наследники что-то получали в течении жизни, то и эти суммы должны облагаться налогом 40%.

По данным Государственного казначейства, закрытие всего двух налоговых лазеек — тех, которые используются Уолтонами, позволило бы получить в виде налогов более $ 2 млрд. ежегодно в течение следующего десятилетия. Это не считая благотворительных фондов Уолтонов, используемых для финансирования проектов, таких как музей.

”Все еще более несправедливо"

Посмотрите о каких деньгах идет речь, налоговая служба США (IRS) пытается получить целых $ 2,8 млрд. налога на наследство промышленника Вильяма М. Давидсона, согласно петиции, поданной семьей Давидсон в Налоговый суд США в июне. IRS оспаривает некоторые налоговые маневры Дэвидсонов, которые отличаются от тех, которые используют Уолтоны.

"Вся структура налогообложения, с тех пор как я начал работать в Конгрессе фактически становится все более и более несправедливой", сказал Джеймс МакДермотт – конгрессмен с 1989 года.

Охрана богатства Уолтонов, чтобы оно как можно более безболезненно переходило от одного поколения к другому, является задачей горстки сотрудников трудящихся в безымянном офисе в Бентонвилле, там, где раньше был велосипедная мастерская под названием Phat Tire. Walton Enterprises LLC управляет крупнейшим состоянием в мире из офиса, о котором даже сотрудники кафе по соседству никогда не слышали.

Имущественное планирования семьи хорошо защищено от посторонних глаз. Завещание родителей Алисы — Сэма и Хелен — находится в суде Арканзаса, но оно мало, что раскрывает в своих реальных финансовых механизмах. Завещание ее брата — Джона, который умер в 2005 году, подписано судьей штата Вайоминг.

Модель Уолтонов

Дети Сэма Уолтона на собрании акционеров Wal-Mart в 2013 году

Патриарх Сэм Уолтон , основавший Wal-Mart в Бентонвилле, культивировал образ обычного парня из Оклахомы, который любил охоту на перепелов и ездил за рулем потрепанного пикапа Форд, но он также оказался очень дальновидным в отношении имущественного планирования.

Согласно его автобиографии — "Сделано в Америке", Сэм Уолтон начал свое дело, чтобы избежать потенциального налога на недвижимость в 1953 году, когда его бизнес дешевых магазинов был еще в зачаточном состоянии, а его старшему ребенку исполнилось 9. В том же году он передал 20-процентную долю в семейном бизнесе каждому из своих детей, сохранив 20 процентов для себя и своей жены.

"Лучший способ уменьшить налог на наследство – это передать ваши активы до того, как они подорожают ", пишет он в книге.

Богатство Рокфеллера

Успех розничной торговли Сэма сделал его семью такой же богатой, как семью Рокфеллеров, которые были пионерами сословного уклонения от уплаты налогов. Как только налог на наследство был принят в 1916 году, Джон Д. Рокфеллер — в то время самый богатый человек в мире, обошел его, просто передав большую часть своего состояния своему сыну. Конгресс закрыл эту лазейку восемь лет спустя, добавив параллельное налогообложение дарения.

Не все богатые современники Рокфеллера создавали династии. Эндрю Карнеги пожертвовал почти все свое состояние на благотворительность, построив тысячи библиотек по всей стране. В наши дни, Уоррен Баффет и Билл Гейтс публично обязались отдать все свое состояние на благотворительность.

"Мы не должны сохранять возможности, при которых трюки позволяют богатым людям избегать налогообложения наследства" отец Билла Гейтса — Уильям Гейтс старший , автор книги, вышедшей в 2004 году, заявил, что выступает за налог на наследство. "Надо, чтобы дети в некоторой степени выбирали свой ​​собственный путь. И жаль, что есть люди, которым мама и папа передают миллиард долларов, к которому они не имеют никакого отношения".

Деньги решают все

При поддержке группы семей миллиардеров и их лоббистов из Patton Boggs LLP в конце 1990-х годов набирали силу усилия по отмене налога на наследство.

Адвокат Patton Boggs — Обри Ротрок, говорит в заявлении , что лоббирование в пользу Уолтон "поддерживает реформу частных фондов для создания новых стимулов для благотворительности" и не связаны с "конкретным вопросом об отмене налога на наследство".

С помощью демократов, таких как Бланш Линкольн, сенатора из Арканзаса, республиканцы в Конгрессе в 2001 году приняли временную меру, которая приостанавливала налог на наследство на 10 лет, однако, в 2011 году налог был восстановлен.

Сенатор Линкольн была одним из немногих демократов, получивших пожертвования Уолтон. Теперь она лоббист среди клиентов, которой находится Wal-Mart.

Взносы Уолтон

Позиция Линкольн по налогу на наследство не была движима семьей Уолтон или Wal-Mart, об этом она говорит в телефонном интервью. Ее взгляды были сформированы детством на ферме и она представляла штат с большим количеством маленьких семейных предприятий, которые страдали от такого налога, сказала она.

Среди тех, кто спонсировал Линкольн, была Элис Уолтон — младшая из четверых детей Сэма и Хелен Уолтон. 63-летняя Алиса, бывший финансовый менеджер, основавшая свою собственную финансовую фирму Llama Co., сейчас живет на ранчо в Техасе под названием Rocking W., где она разводит элитных лошадей и собирает произведения искусства. Одна из ее любимых картин теперь висит в музее Crystal Bridges, это большое полотно Альфреда Маурера 1904 года —  портрет модели в огромном пернатых боа.

В 2005 году Уолтон привлекла внимание мира искусства серией покупок, и потратив  $ 35 миллионов за одну картину, она сколотила коллекцию, которая легла в основу ее музея.

Покровитель искусств

Музей Crystal Bridges в Бентонвилле, штат Арканзас

Уолтон выступила на открытии музея в яркий ноябрьский день 2011 года. Ее очки прикрывали глаза от яркого света, когда она благодарила почти всех кто участвовал в создании музея, от архитектора и строителей до совета северо-западного Арканзаса.

"Этот проект является примером пути, когда единственный подарок растет и становится все больше, так как многие участвуют все более щедро ", сказала она своим протяжным местным акцентом.

Она не упомянула об одном побочном эффекте — избегании налога на наследство. Большая часть денег для музея — более 1 млрд. долл. США, пришли из фонда семьи Уолтон — Walton Family Foundation, основного семейного благотворительного фонда, который также тратит сотни миллионов долларов в год на реформу образования и охрану окружающей среды.

Фонд, в свою очередь, финансируется главным образом из 21 траста, 4 из которых были основаны вдовой Сэма – Хелен (которой посвящен один из стендов музея) в 2003 году. Еще 12 трастов было основано после ее смерти в 2007 году. А после смерти ее сына Джона в 2005 году, появилось еще 5 трастов.

"Джеки О."

Эти трасты часто называют "Джеки О." по имени Жаклин Кеннеди Онассис, бывшей первой леди, которая умерла в 1994 году. По данным IRS, Уолтоны являются, на сегодняшний день, крупнейшими пользователями трастов типа “Джеки О.” в США.

Деньги вкладываются в эти трасты якобы на благотворительность. Если же эти активы вырастут на протяжении многих лет, то у такого траста есть одна желательная особенность — они могут быть переданы наследникам без налогообложения.

Начальные активы блокируются в таких трастах, официально известных как благотворительные трастовые аннуитеты или CLATs, в течение большого периода времени, например, 20 или 30 лет. Определенная сумма, установленная донором, отдается на благотворительные цели каждый год. Все, что остается в конце, идет к бенефициару, как правило — наследникам донора, без каких-либо налоговых выплат.

Трежурис рулят

Трасты “Джеки О.”, используемые Уолтонами, не дают льгот по подоходному налогу. Вместо этого, они имеют большой потенциал в части налога на подарки и наследство. Когда донор основывает траст, IRS оценивает потенциальный размер налога на подарки и наследство на том, какое количество активов траста будет в конечном итоге использовано на благотворительность и сколько пойдет наследникам. Большинство таких трастов сконструированы так, что наследникам остается сумма равная или близкая к нулю.

IRS делает свои оценки с использованием сложной формулы связанной с уровнем доходности казначейских облигаций США (Трежурис) во время основания траста.

Если инвестиции траста смогут превзойти ставку доходности Трежурис, то дополнительные доходы переходят к назначенным наследникам без каких-либо налогов на наследство. Доходность Трежурис колеблется на сверх низких уровнях с 2009 года. Для трастов, созданных в этом месяце, это 1,4 %.

При достаточно большом спрэде между фактической доходностью и оценкой IRS, трасты Джеки О. теоретически могут сэкономить столько в налогах, что сделают семью богаче, чем, если бы они не дали ни копейки на благотворительность.

Мать Алисы — Хелен, выбрала благоприятное время, чтобы создать свои первые четыре траста Джеки О. в январе 2003 года. Доходность  по оценке IRS была на уровне 3,6 % — самом низком с 1970 года, но она выросла уже на следующий месяц.

Счастливые возможности

Созданные тогда трасты могут давать экономию на налогах, если превысят доходность 3,6 %. И они сделали это с 2007 по 2011 годы.

Трасты заработали около 14 % в год до уплаты налогов за этот период, такая доходность означает, что четыре траста Хелен Уолтон накапливают активы быстрее, чем отдают на благотворительность. В 2011 году они имели $2 млрд., по сравнению с $1,4 млрд. в 2007 году.

Эти удачно полученные деньги, вероятно, достанутся наследникам Хелен Уолтон .

Трасты Джеки О. — "это, прежде всего инструменты планирования благотворительности, и их единственной общей гарантией является то, что 100 % от стоимости активов, а также предполагаемый заработок, утвержденный IRS, будут потрачены на благотворительность", пресс-секретарь семьи Морган сказал в своем заявлении. Он отказался отвечать на подробные вопросы относительно трастов.

Смена поколений

Поскольку активы замораживаются на десятилетия, такие трасты привлекательны только для богатых семей , говорит Джон Анвизино, глава Kaufman Rossin & Co. из Майами. Нужно быть кем-то, кто может позволить себе сказать: “мне не нужны эти лишние деньги”, — говорит Анзино. “В то же время, мы надеемся передать их своим потомкам без налогообложения”.

Богатые семьи держали рекордные $20,9 млрд в трастовых фондах Джеки О. в 2011 году, последнем году, за который налоговая служба опубликовала свои данные. Это почти в два раза больше, чем у них было в 2000 году.

Леон Гесс, покойный нефтяной магнат и владелец команды New York Jets, создал один из них прямо перед своей смертью в 1999 году, и теперь он оценивается в $682 млн. Трасты хедж-фондового миллиардера Дэвида Теппера стоят $169 млн, а принадлежащие семье Джонсонов — $91 млн. Представители всех этих доноров или их семей отказались давать какие-либо комментарии и не ответили на звонки.

‘Уникальная возможность’

Исторически низкие процентные ставки, сохраняющиеся с 2009 года, сделали трасты Джеки О. более популярными и стимулировали налоговых планировщиков разрабатывать различные схемы, позволяющие выжимать еще больше налоговых льгот

“Сейчас такое историческое время, которое предоставляет уникальную возможность вывести активы из облагаемого налогом имущества с наименьшими издержками” — говорит Чарльз Дж. МакЛукас, президент Charitable Trust Administrators Inc. из Тустина, Калифорния

Низкие процентные ставки явились причиной новых требований реформы, даже со стороны некоторых налоговых планировщиков, тех, кто создает эти трасты Джеки О., а также общественных организаций, которые получают от них средства. Одна из альтернатив, циркулировавших в Сенатском финансовом комитете в 2008 году, заключалась в том, чтобы оценивать благотворительные взносы в тот момент, когда они непосредственно делаются, а не пытаться оценить эту сумму заранее.

Еще в 1989, когда Конгресс выбирал какую ставку процента использовать в расчетах для трастов, одна поправка эффективно повысила ставку с 10 до 11 процентов, практически ликвидировав потенциал для использования трастов в целях снижения налоговой нагрузки.

“Никто в 1989 году не мог даже представить себе ситуацию с нулевой процентной ставкой,” сказал Хеш, налоговый адвокат из Майами. “Как только что-либо попадает в закон и начинает приносить пользу налогоплательщикам, его чрезвычайно трудно оттуда убрать”.

Быть благотворительным

Хелен Уолтон гордится своей благотворительной деятельностью. “не важно что Вы собираете, но то, что Вы разбрасываете, показывает как Вы прожили свою жизнь” — любила она говорить, эта фраза увековечена на стенах магазинов компании Sam’s Club. Большую часть своих благотворительных взносов она делала через трасты Джеки О.

Джей Фридман, бухгалтер из Perelson Weiner LLP из Нью-Йорка, проверил данные, собранные Bloomberg, об одном из таких фондов, основанном в 2003 году. Он предположил, что один этот фонд должен продлиться в течение 39 лет и принести около $2.2 млрд наследникам Хелен Уолтон.

Фридман исходил из некоторых предположений, т.к. публикуемая отчетность не раскрывает условия траста и не дает информации о том, платила ли Хелен Уолтон какие-либо налоги на подарки в момент его основания. Он предположил, что имущество траста стоило порядка $330 млн в 2003 году, когда он был основан. Он также предположил. что траст будет приносить 7.5% годовых, что более чем в два раза больше, чем ставка 3.6%, используемая IRS, и в то же время примерно в два раза меньше реальной ставки доходности в тот период, который анализировал Bloomberg.

“Это громадное состояние, переводимое из рук в руки без уплаты налога на дарение”. — сказал Фридман. “В конце срока действия вы увидите гигантские цифры”

Велосипедная мастерская

Хелен Уолтон вложила в свой первый Джеки О. траст не акции Wal-Mart, а свою долю в Walton Enterprises LLC, семейный офис, находящийся над велосипедной мастерской. Это позволило ей использовать еще одну дырку в налоговом кодексе — ту самую, которая позволяет богатым дисконтировать стоимость своего богатства на 30 и более процентов.

Walton Enterprises в принципе является средством для хранения семейного пакета акций Wal-Mart. Индивидуум может заявлять, что стоимость доли в этой компании намного ниже, чем стоимость хранимых в ней акций — даже если семья может ликвидировать свой пакет в любое время.

IRS пыталась оспорить этот концепт, однако проиграла в целой серии судебных исков в налоговом суде в 1990-х налогоплательщикам, утверждавшим, что владение акций посредством подобных компаний снижает их стоимость. К примеру, налогоплательщики указывали, что доли в принадлежащих семье компаниях сами по себе не обращаются на открытом рынке и как правило не дают каких-либо прав голоса.

Дивидендная доходность

Согласно Хешу, адвокату из Майами, в отчетности IRS имеется улика, показывающая, что при основании в 2003 году трастов Хелен Уолтон воспользовалась подобным дисконтом. Трасты владеют долями в Walton Enterprises, которая генерирует дивиденды с доходностью около 7% годовых, что более чем в три раза превышает доходность, выплачиваемую по акциям Wal-Mart в том же периоде, и лучше, чем любая акция, входящая в индекс Dow Jones Industrial Average.

Такая большая дивидендная доходность говорит о том, что семья может оценивать свои доли в Walton Enterprises намного дешевле, чем стоят те акции, которыми владеет эта компания, говорит Хеш. Эта же технология может быть использована для “максимизации” налоговых сбережений от благотворительных трастов.

После поражения IRS в налоговых судах, планировщики состояний начали рекомендовать налогоплательщикам создание подобных семейных холдингов с единственной целью создать дисконт. Уолтоны держат свои доли в Wal-Mart в таких семейных ООО или подобных структурах начиная с 1953 года. Типичные дисконты варьируются в диапазоне 20 — 30 процентов.

‘За пределами мечтаний’

“Это невероятно,” сказала Венди Герцог, профессор из университета Балтимора и бывший сотрудник налогового суда США, много писавшая об этих дисконтах. Она говорит, что эта практика создает “нереальный мир”.

Морган -пресс-секретарь семьи Уолтонов, отказался как-либо прокомментировать по поводу того, воспользовались ли Уолтны такими дисконтами.

МакДермотт и другие законодатели, а также Казначейство США во время правления как президента Клинтона, так и Барака Обамы, несколько раз предлагали поправки, позволяющие отменить некоторые дисконты, появляющиеся во время передачи имущества между членами семьи. Администрация Обамы оценила, что принятие недавнего предложения, внесенного в 2012 году, позволит собрать дополнительно $18.1 млрд в течение 10 лет. Однако ни одно из этих предложений не прошло.

Незадолго до того, как Хелен Уолтон создала свой первый Джеки О траст, ее бывшая невестка одержала победу в суде, узаконившую еще один способ сэкономить на налоге на наследование.

Так же, как и в трастах Джеки О., этот маневр использует  разницу неизбежно возникающую когда налоговые чиновники пытаются оценить стоимость будущих подарков.

‘Тетушка Оди’

В 1993 году Одри Уолтон вложила $200 млн акций Wal-Mart  в пару  так называемых “grantor retained annuity trusts” или сокращенно GRAT, в пользу своих дочерей Анны и Нэнси.

Одри Уолтон является бывшей женой Джеймса Дж. “Бада” Уолтона, младшего брата Сэма и сооснователя торговой сети. Дети Сэма зовут ее “тетушка Оди”. Жительница небольшой деревушки Версаль, штат Миссури, одри Уолтон, 89 лет, является главным донором университета Центрального Миссури, команда которого “Мулы” играет на стадионе имени Одри Дж.Уолтон.

Главное различие между GRAT и Джеки О трастом в том, что GRAT делает ежегодные выплаты основателю траста, а не отдает на благотворительность.

Такие трасты во множестве основывались в последние два года, и выплачивают Одри Уолтон порядка $217 млн в виде акций и денежных средств. Если акции растут в цене, растет размер средств, остающихся к концу срока траста, которые пойдут в пользу ее дочерей без уплаты налога.

Подбрасывание монеты

Тут есть один подвох: Уолтон декларировала, что не должна платить какой-либо налог на дарение при основании траста, так как по расчетам с использованием формулы IRS, ее дочерям ничего не должно остаться. Она фактически утверждала, что просто перекладывает деньги из одного своего кармана в другой, что не должно повлечь никаких налоговых последствий.

В результате как бы получается пари с IRS, которое каждый бы захотел заключить — один из налоговых планировщиков описал это так: “Орел — я выиграл, решка — ничья, каждый остается при своих”.

Ставка Одри Уолтон, похоже, привела к ничье, т.к. дочерям ничего не осталось. Она отказалась отвечать на какие-либо вопросы по этому делу.

Тем не менее, оценив потенциальную дырку в законодательстве, IRS атаковала траст Уолтон, требуя заплатить налог на дарение. Уолтон защищалась, и в 2000 г. налоговый суд США объявил, что ходатайство Уолтон законно и заставил IRS привести федеральное регулирование в соответствие с ним.

Эта технология, известная теперь под названием “Walton GRAT,” стала распространенной технологией планирования состояния для людей с большими суммами ликвидных активов, таких как руководители публичных компаний. Нынешние низкие процентные ставки позволяют все больше надеяться на то, что ставка на GRAT принесет больше выигрышей, чем ничей. Согласно отчетам в SEC, среди пользователей GRAT-ов имеются члены пивоваренной семьи Coors, а также миллиардер — основатель Nike Inc. Филипп Х Найт.

Мертвые предложения

Президент Обама неоднократно вносил предложение закрыть “дыру имени Уолтона” в своих ежегодных бюджетных проектах, утверждая, что они принесут дополнительно $3.9 млрд в течение 10 лет. До сих пор эти предложения не получили никакой поддержки.

Смерть Сэма Уолтона в 1992 году не привела бы к налоговым требованиям при условии, что он оставил большую часть своего имущества своей вдове Хелен. Деньги, переходящие оставшемуся супругу освобождены от налога. Хелен умерла в 2007 году, оставив миллиарды в Джеки О трастах.

Какие-либо признаки того, что налог на наследование как-то значительно уменьшил состояние семьи, не особо заметны. После смерти Хелен Уолтон Walton Enterprises сбросила всего лишь 4 процента от своего пакета акций Wal-Mart, которые практически все остаются в Джеки О трастах. В связи с выкупом акций, проводимых компанией, ее контроль над компанией даже увеличился, с 40% до 49%.

Миллионный посетитель

В то время как рачительное использование Уолтонами налогового законодательства оставляет меньше средств для правительства, жители Бентонвилля — где Сэма все называли “мистер Сэм”, а его дочь — “мисс Алиса” — с радостью получают все бенефиты.

Crystal Bridges museum приветствовал своего миллионного посетителя в прошлом месяце, намного раньше, чем ожидалось. Морин Сеймур, 64 года, из соседней Белла Виста, принимает плату за вход напротив отражающего бассейна. Она работает волонтером в музее из-за того, что “это счастливое место”, как она говорит. “К нам приходят множество людей, которые никогда не были в музеях, ни разу”.

Что касается налоговых последствий филантропии Уолтона, “Я во все это не лезу” сказала Сеймур. “Я думаю о том, сколько они сделали для общества. Посмотрите, как тут все изменилось, подумайте сколько рабочих мест они создали на всех уровнях. Уолтоны были очень, очень щедры”.

По материалу Блумберг How Wal-Mart’s Waltons Maintain Their Billionaire Fortune

Каждый месяц мы разыгрываем подписку, вы тоже можете участвовать, просто зарегистрируйтесь и оставайтесь в нашей рассылке.

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года. С ноября 2018 - член экспертного совета Санкт-Петербургской биржи.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close