Новости

Как заработать на инвестициях в гигантские бриллианты

Karp Group's N.B. Parag evaluates a rough diamond of more than 100 carats on Oct. 7 at the offices of Lucara Diamond Corp. in Gaborone, Botswana.

Габон, Ботсвана— В тихой комнате, скрытой за множеством пуленепробиваемых дверей, Н.Б. Параг крутил в руках алмаз размером примерно в 141 карат. Размером с мячик для гольфа, этот камень был слишком велик, чтобы его можно было вставить в кольцо, но как нельзя лучше подходил для инвестиционного портфолио.

“Люди, покупающие большие камни, инвестируют в их стоимость,” — сказал мистер Параг, директор Karp Group, индийского производителя и продавца алмазов. Он заявил, что примерно половина алмазов, которые он продает, попадают в хранилища богатых покупателей, которые считают алмазы долгосрочным хранилищем стоимости.

Мистер Параг приехал в сонную ботсванскую столицу чтобы поучаствовать в аукционе на недавнюю партию алмазов, извлеченных из открытой шахты всего в нескольких сотнях миль к северу, на границе пустыни Калахари. Он любовался камнями, которые в последующие дни были проданы за $6.1 млн. “Они как произведения искусства,” — сказал он. Он пытался их купить, но ему немного не хватило средств.

Алмазные дилеры дюжинами прибывают в эту африканскую страну, чтобы купить громадные драгоценные камни. Некоторые из них в последствии оказываются в инвестиционных портфелях, рядом с акциями, облигациями и золотом, и этот тренд в последнее время ускоряется по мере того, как шахтеры в южной Африке в последние начали выдавать на рынок все больше и больше крупных камней.

“Представьте себе $10 миллионов, которые Вы свободно можете положить себе в карман без того, чтобы возбудить к себе внимание, и которые вполне ликвидны. Это довольно-таки уникальная возможность,” — сказал Брайан Менелл, инвестор в нефтегазовые и добывающие отрасли, который помогает находить крупные алмазы богатым клиентам, и когда-то сам работал в гиганте алмазной индустрии компании De Beers.

Обычные камни, весом в несколько карат (а каждый карат — это 200 миллиграмм) являются традиционным двигателем бриллиантовой ювелирной промышленности, которая расцвела в последнее время в Китае и Индии. Добытые в Африке, Канаде и других местах, они обычно обрабатываются в Бельгии, Израиле и Индии, а затем вставляются в кольца, ожерелья и другие ювелирные украшения.

Как и цена на золото, стоимость таких относительно распространенных камней в последнее время снизилась с высот, достигнутых во время глобального кризиса 2011 года, когда инвесторы в панике скупали все минералы в качестве спасения.

Рок звезда (игра слов, рок — камень по английски)

Шахтеры в Южной Африке в последнее время получили миллионы долларов за исключительно большие камни, добытые в последнее время. К примеру:

  • 21 октября 2014 г.: Расквартированная в Ванкувере компания Lucara Diamond Corp. продает 203-каратный алмаз, добытый в принадлежащей ей шахте в Ботсване, за $8.2 млн.
  • 1 октября 2014 г.: Британская Gem Diamonds Ltd. продает 198-каратный алмаз, добытый на своей шахте в Лесото, за $10.6 млн.
  • 16 сентября 2014 г.: Лондонская Petra Diamonds Ltd. продает 123-каратный голубой алмаз из своей головной шахты в Южной Африке за $27.6 млн.

За последние два десятилетия цены на крупные алмазы увеличились более чем в два раза. Цены на более доступные однократные камни выросли на 76%, согласно данным Rapaport Group, благодаря факторам, включающим в себя жесткий контроль компанией De Beers за источниками камней ювелирного качества, поступающих на рынок.

Martin Rapaport, основатель фирмы, чьи отчеты о ценах на рынке являются отраслевым стандартом, считает, что алмазы будут продолжать расти, поскольку покупатели в развивающихся странах начинают вырабатывать вкус к предметам роскоши. “Если Вам нужен долгосрочный способ поучаствовать в глобальном росте, алмазы являются все более доступным средством для этого,” — говорит он.

Finanz Konzept AG из Цюриха с ним соглашается. Эта фирма основала фонд в 2012, который скупает алмазы и хранит их в Швейцарии, Дубаи и Гонконге перед тем, как перепродать их ювелирам и другим инвесторам. Управляющий фондом Несип Бабуч сказал, что получает инвестиции размером минимум $100 000 от богатых частных лиц и минимум от $1 млн от институциональных инвесторов, и в следующем году фонд достигнет размера свыше $50 млн.

В связи с недавним падением цен на алмазы, фонд упал почти на 7% по сравнению с 2012, что лучше, чем многие другие фонды, фокусирующееся на золоте, которые потеряли за это время около 25%.

По мере роста фонда мистер Бабуч подумывает добавить в свой портфель больше “исключительных камней”—так на отраслевом жаргоне называют камни размером 10 карат и больше, его портфель главным образом включает в себя более мелкие алмазы, используемые в ювелирной промышленности. Более крупные алмазы труднее продать, говорит он, из-за их высокой цены.

Однако торговцы алмазами утверждают, что спрос на большие камни в последнее время растет, так как богатых покупателей привлекает особенность незаметного карманного размера актива с семизначной стоимостью. Чтобы выполнить заказы клиентов (имена которых никто не согласился раскрыть), они ринулись в Ботсвану, где ванкуверская Lucara Diamond Corp. и другие добывающие компании извлекают крупные камни с увеличивающейся частотой.

“Самый дорогой сектор рынка развивается,” — сказал Уильям Лэмб, генеральный директор Lucara. — “Внезапно все больше и больше камней становится доступными.”

В этом году Lucara выручила $136 млн продав всего лишь 50 крупных алмазов, в сравнении с $72 млн, полученными от продажи “исключительных камней” в 2013 г. Лондонская Petra Diamonds Ltd. в сентябре продала 123-каратный голубой алмаз, добытый на своей основной шахте в Южной Африке за $27.6 млн. С момента своего открытия в 2006 г., шахта, принадлежащая Gem Diamonds Ltd. в Лесото, гористой стране на границе Южной Африке, произвела 20 самых крупных алмазов за всю историю.

Ботсвана является самым крупным производителем алмазов, однако его камни долгое время вывозились De Beers и другими производителями для продажи в Лондоне, обработки в Антверпене, Тель-Авиве и Индии.

По настоянию правительства страны, в прошлом году De Beers проинструктировала своих покупателей, что алмазы нужно будет покупать в Габоне. Там было открыто более 20 гранильных фабрик, и большинство из них специализируется на крупных камнях, что увеличивает стоимость вывозимых камней. Они также создали  4000 рабочих мест в стране, в которой не так-то много работы за пределами правительственных структур и туристического бизнеса.

“Стоимость ведения бизнеса в Ботсване такова, что нужно просто вести бизнес здесь” — говорит Джейкоб Тамаге, ведущий представитель алмазной индустрии в правительстве.

Сердцем этой новой индустрии является хорошо защищенный офисный парк неподалеку от аэропорта Габона, где бронированные автомобили снуют между козами, коровами и юными ботсванийцами, перевозя груды необработанных алмазов стоимостью многие миллионы долларов.

Именно там находится мистер Панаг из Karp Group, один из многих торговцев алмазами, прилетевших из Йоханнесбурга для оценки 14 камней. Их размеры разнятся от 32 карат до сногсшибательных 239 карат, который Lucara выставила на аукцион.

“За большими камнями,” — говорит мистер Параг, — “нужно ехать в Ботсвану.”

A model holds a diamond weighing 101.73 carats ahead of a sale May 15, 2013, by Christie's auction house in Geneva. The raw stone, weighing 236 carats, was extracted from a mine in Botswana.

На фото бриллиант весом 101,73 карата, проданный на аукционе Кристи 15 мая 2013 в Женеве. Он изготовлен их необработанного камня весом 236 карат, который был извлечен из шахты в Ботсване.

Перевод материала WSJ Giant Diamonds Lure Investor Cash to Botswana

Тэги

Каждый месяц мы разыгрываем подписку, вы тоже можете участвовать, просто зарегистрируйтесь и оставайтесь в нашей рассылке.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close