Блог

После ОПЕК — власть на нефтяном рынке перешла к Саудовской Аравии и России

Графики к статье: https://tmsnrt.rs/2IwJMbP

2.07.2018 (John Kemp) ОПЕК проходит через фундаментальные изменения — власть на рынке нефти смещается в сторону Саудовской Аравии, действующей совместно с Россией, в то время как другие члены организации усиленно маргинализуются.

Теоретически, все члены Организации производителей нефти являются равными, и все решения в группе принимаются на основе консенсуса («Устав ОПЕК», 1961 и 2012 гг.).

Основополагающие документы ОПЕК утверждают, что организация “должна действовать, основываясь на принципе суверенного равенства стран — членов» (Статья 3).

На практике же некоторые члены ОПЕК всегда имели больше влияния, чем остальные, однако этот дисбаланс заметно усилился в последнее время, когда Саудовская Аравия стала доминировать в принятии решений.

Производство нефти в Саудовской Аравии обогнало Иранское еще в 1970-е, и разрыв постепенно увеличивался в результате иранской революции, ирано-иракской войны и множественных санкций, наложенных на страну.

Саудовская Аравия является единственным членом организации, имеющим достаточно большую долю, чтобы иметь возможность оказывать значительное влияние на цены, а также бюджетную гибкость, позволяющую значительно изменять объемы добычи нефти.

В реальности, именно Саудовская Аравия решает сколько нужно производить с учетом рыночных условий, играя роль стабилизирующего производителя, в то время как остальные члены организации производят ровно столько, сколько им позволяют технические возможности.

СОЮЗНИКИ ИЗ ЗАЛИВА

С конца 1990х Саудовская Аравия усиленно координировала добычу нефти с соседними Кувейтом и Объединенными Арабскими Эмиратами, сумев положить конец их прошлым противостояниям и взаимным обвинениям в обмане.

Эти три страны стали основой ОПЕК, а другие члены стали играть периферийную роль в определении производственной политики.Этот баланс власти внутри ОПЕК смещался в пользу Саудовской Аравии и ее союзников все последние 20 лет, однако производственные проблемы в других странах в последние заметно ускорили этот тренд. Производство в Венесуэле заметно упало в результате плохого управления и внутренней дестабилизации. Ливийское производство было подрезано гражданской войной.Нигерия и Алжир постоянно страдают из-за хронических производственных проблем. Добыча Ирана была зажата несколькими раундами санкций. Ирак является единственным членом ОПЕК, испытывающим значительный рост добычи с тех пор, как страна начала восстанавливаться после американского вторжения 2003 года и постепенного разрешения внутренних проблем с безопасностью. Однако Ирак всегда стремился максимизировать свое производство из-за огромной потребности в доходах, необходимых для финансирования громадных бюджетных обязательств, в результате чего он играет очень маленькую роль в определении производственной политики ОПЕК.

Начиная с 2011 года, Саудовская Аравия и ее ключевые союзники контролировали порядка 48-49% общего производства ОПЕК («Статистический обзор мировой энергетики», BP, 2018). Что еще более важно, Саудовская Аравия и ее союзники контролируют почти все свободные мощности организации, а следовательно — практически всю ее производственную гибкость. На Саудовскую Аравию и ее союзников приходится большинство добровольных сокращений добычи, произведенных в течение 2017 — 2018 гг., и теперь они владеют большинством свободных мощностей, которые можно выбросить на рынок в 2018 — 2019 гг.

У Саудовской Аравии имеется порядка 2 миллионов баррелей в  день (bpd) неиспользуемых производственных мощностей, в то время как на ОАЭ приходится 330 тыс bpd, а на Кувейт — около 220 тыс, согласно данным International Energy Agency. Большинство других членов организации имеют только незначительные размеры свободных мощностей, которые можно было бы быстро ввести в строй («Oil Market Report», IEA, Июнь 2018).И среди этой тройки союзников, Саудовская Аравия имеет самый высокий уровень добычи и свободных мощностей, что буквально цементирует ее роль фактического лидера ОПЕК.

РОССИЯ

Самой большой проблемой ОПЕК в ее попытках контролировать рынок нефти всегда была невозможность контролировать производство в странах, остающихся за пределами организации.Попытки ОПЕК стабилизировать и повысить цены неоднократно проваливались из-за роста альтернативных источников предложения (Аляска, Китай, СССР, Северное море, а теперь еще и сланцевые поля в Северной Америке).

Саудовская Аравия, как лидер ОПЕК, с середины 1980-х годов неоднократно делала предложения другим странам, не входящим в картель, об ограничении их производства — но с каждый раз с неоднозначным успехом. Однако с 2016 года Саудовская Аравия сумела постепенно наладить эффективные рабочие соглашения с Россией и группой других, более мелких стран не членов ОПЕК, об ограничении добычи.

Точно так же, как Саудовская Аравия доминирует внутри ОПЕК, так и Россия доминирует в группе союзников — не членов организации, имея самую большую долю в добыче и свободных мощностях.

В результате Саудовская Аравия и Россия превратились в совместных управляющих рынком, в то время как другим странам, как членам ОПЕК, так и не входящим в нее, остается довольно маргинальная роль.

НОВАЯ ЭРА

ОПЕК больше не является главным решающим форумом для стран-производителей, пытающихся координировать производственную и ценовую политику. Настоящая власть по принятию решений перешла от ОПЕК и ее группы союзников в руки Саудовской Аравии и России.

Саудовская Аравия довольно осторожно поддерживает формальное вовлечение ОПЕК и более широкой группы стран, известной как ОПЕК+. Однако реальные решения в области производственной политики сегодня принимаются в двухстороннем режиме за пределами структур как ОПЕК, так и ОПЕК+.

Маргинализация роли ОПЕК как формальной группы по принятию решений, была наглядно видна во время совещания организации в Вене с 20 по 23 июня. Несмотря на 4 дня дискуссий, ни ОПЕК, ни ОПЕК+ не сумели достичь каких-либо конкретных соглашений по производственной политике на второе полугодие 2018 года. Финальное коммюнике, выпущенное по итогам совещаний ОПЕК и ОПЕК+, не содержало каких-либо конкретных цифр ни по формальному пределу объемов производства, ни по распределению квот между странами. Вместо этого было решено оставить на усмотрение представителей Саудовской Аравии и России составление официального сообщения для прессы, в котором говорилось, что общее производство нефти будет увеличено на 1 млн баррелей в день (bpd). Почти все увеличение будет обеспечено Саудовской Аравией и Россией, с небольшим участием Кувейта и ОАЭ.

Теоретически это решение было принято консенсусом стран ОПЕК и ОПЕК+, при этом удалось убедить Иран и другие страны-члены дать согласие на более широкое и неопределенное совместное заявление.На практике же Саудовская Аравия и Россия, скорее всего, увеличат свое производство на 1 млн bpd, вне зависимости от того, согласятся и на это другие члены ОПЕК и прочие страны. Таки образом, если бы Иран и прочие страны отказались бы участвовать в дискуссиях, не было бы никакой практической разницы, это никак бы не повлияло на объемы производства во второй половине 2018 года.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ОПЕК

Саудовская Аравия по прежнему готова поддерживать формальные структуры ОПЕК и сотрудничество с другими странами; консенсусное решение совещания было важным шагом в этом направлении.Однако сохранение группы ОПЕК+ лишь маскирует тот факт, что реальная власть на нефтяном рынке однозначно сместилась в сторону Саудовской Аравии и России, с небольшим политическим влиянием со стороны Соединенных Штатов.

Саудовская и российская рыночная мощь будет становиться все более очевидной уже во второй половине 2018 года, если две страны сумеют выполнить договоренности по увеличению производства.Если допустить, что Саудовская Аравия и ее два союзника из залива увеличат свое общее производство на 700 — 800 тыс. Bpd, их доля в ОПЕК впервые с середины 1990-х вырастет до 50%. А если производство в Венесуэле будет продолжать сокращаться, что пока наиболее вероятно, а иранское производство будет ограничено санкциями США, эти три страны из Залива смогут увеличить свою долю в производстве картеля до самых высоких уровней с 1981 года.

К 2019 году нефтяной рынок будет иметь менее 1 млн bpd свободных производственных мощностей, и практически все они будут принадлежать Саудовской Аравии.Саудовская Аравия сможет иметь больше власти, чем за все время с тех пор, как иранская революция и иракское вторжение вызвало резкое падение добычи в Иране в 1980-1981 гг.

Рыночная власть будет в руках Саудовской Аравии и, в меньшей степени, России, а не в руках ОПЕК или более широкой группы ОПЕК+.Формальные структуры по принятию решений ОПЕК и ОПЕК+ будут сохранены, однако реальная власть перейдет в другие места.

Комментарий FTinvest.ru: мы перевели данную высокоуровневую аналитику, так как считаем ее очень важной для понимания текущего состояния нефтяного рынка, этот материал мы получили по Email рассылке нефтяного аналитика Рейтерс Джона Кемпа:

John Kemp
Senior Market Analyst
Reuters
Twitter: @JKempEnergy

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close