Саудовская чистка приводит королевство в непредсказуемую новую эру

Лондон, 6 ноября (Reuters) - Волна арестов и изменений в составе министров в Саудовской Аравии на этих выходных фундаментально трансформировала структуру государства, существовавшую с 1960-х гг.

Саудовская Аравия практиковала разновидность коллективного лидерства после смерти основателя государства, короля Абдулазиза в 1953 году, а особенно после отречения от трона его сына - короля Сауда в 1964.

Корона передавалась среди младших сыновей короля Абдулазиза, при этом каждый из сыновей и его семья могли контролировать только один элемент государства.

Принц Фейсал и затем его сын контролировали министерство иностранных дел в течение десятилетий. Принц Султан контролировал министерство обороны; принц Найеф - министерство внутренних дел и силы безопасности.

Принц Абдулла контролировал Национальную гвардию, хорошо вооруженную милицию, набранную из племен, традиционно поддерживающих королевскую семью. А принц Салман служил губернатором Рияда.

Система была построена таким образом для того, чтобы избежать концентрации слишком большой власти у одной ветви семьи и дать всем сыновьям короля-основателя хоть какую-то долю в управлении страной.

В то время, как формально власть всегда была в руках монарха, на практике ожидалось, что король будет консультироваться со всеми старшими членами королевской семьи и принимать решения на базе консенсуса.

Саудовская система правительства была скорее премьер-министерской, чем президентской.

Фактически король был больше премьер-министром, в то время как крон-принцы служили в качестве заместителей премьер-министра, а другие старшие принцы - в качестве министров формального кабинета.

Однако система была кардинально пересмотрена в нескольких важных направлениях со времени смерти короля Абдаллы и восшествия короля Салмана в 2015 году.

Консолидация власти

Король Абдалла пережил обоих своих основных наследников, принца Султана и принца Найефа, в результате чего корона перешла к принцу Салману.

Принц Мукрин, следующий сын короля Абдулазиза, должен был, как крон-принц, стать следующим наследником, однако имел очень мало институциональной власти или влияния внутри королевской семьи.

Спустя несколько месяцев Мукрин был замещен Мухаммедом бин Найефом, одним из сыновей принца Найефа, который унаследовал от своего отца контроль над министерством внутренних дел и силами безопасности.

В свою очередь, в 2017 году Мухаммед бин Найеф был заменен в роли крон-принца на собственного сына короля, Мухаммеда бин Салмана.

До этого Мухаммед бин Салман уже был министром обороны, отобрав таким образом контроль за вооруженными силами у семьи принца Султана.

После отстранения принца Мохаммеда бин Найефа от роли крон-принца и министра внутренних дел, семья Найефа также теряет контроль над МВД.

Последним оставшимся “силовым ведомством” была Национальная гвардия, контроль над которой был унаследован сыном принца Абдаллы принцем Митебом.

Таким образом, решение отстранить принца Митеба, принятое в эти выходные, устраняло последнюю независимую властную силу внутри королевской семьи.

Впервые все три силовые министерства (обороны, внутренних дел и Национальная гвардия) оказались под прямым контролем единственной ветви королевской семьи.

Изменения на более низких уровнях кабинета, суб-кабинетных министерских постах и среди губернаторов провинций за последние три года полностью убрали всех независимых властных посредников и усилили концентрацию власти.

Контроль над всеми элементами государства постепенно сосредотачивается в руках короля Саламана и крон-принца Мухаммеда бин Салмана.

Антикоррупционная кампания

Динамика внутренней власти в Саудовской Аравии также менялась и по другим важным направлениям.

Основополагающим правилом всегда было то, что все диспуты внутри королевской семьи должны были разрешаться тихо, без вовлечения посторонних.

От принцев ожидалась демонстрация лояльности королю и избежание призывов к изменению существующей системы. В обмен на это они получили уважение их личной безопасности и благосостояния.

Излишняя демонстрация богатства не приветствовались и даже зачастую подвергались цензурированию, однако в целом принцы могли свободно аккумулировать деньги бизнес интересы.

Однако, идя фундаментально вразрез с этой практикой, король Салман и его сын запустили антикоррупционную кампанию и арестовали министров и чиновников по подозрению во взятках и разворовывании бюджета.

Прогрессирующее отстранение старших принцев от постов в правительстве за последние три года, а теперь еще и волна арестов принцев и министров, впервые ставит под угрозу безопасность и благосостояние членов королевской семьи.

В течение десятилетий коррупция была повсеместной в Саудовской Аравии, переводя немыслимые богатства из бюджета государства в частные руки, зачастую в конце концов оказываясь за пределами страны.

Однако коррупция существует как часть широкой патронажной системы, связывающей вместе королевскую семью, государственную бюрократию и большую часть общества в сеть отношений патрона с клиентами.

Антикоррупционная кампания и решение арестовать старших министров и даже принцев, таким образом, нацелена на самые основы Саудовского государства.

Хорошо это или плохо зависит от точки зрения. Разделение власти и клиентелизм поддерживали стабильность Саудовского государства , но они же обычно называются причинами неспособности системы к изменениям и адаптации к новым условиям.

Апелляция к юным саудитам

Высокая рождаемость и снижение детской смертности в Саудовской Аравии в последние сорок лет привели к росту численности населения, в результате чего половина жителей имеют возраст меньше 30 лет.

Самой большой проблемой в королевстве является поиск хорошо оплачиваемой работы для сотен тысяч юных саудитов, ежегодно входящих в состав рабочей силы.

Безработица и недозанятость распространяются все больше и больше, также как и недовольство беспощадной системой социального и религиозного контроля, введенного после захвата исламистами мечети Аль-Харам в Мекке в 1979 году.

В своей борьбе за консолидацию власти, крон-принц Мухаммед бин Салман усиленно ищет поддержки со стороны молодых саудовцев, обещая им социальную либерализацию, рабочие места и быстрые изменения.

Антикоррупционная кампания должна стать очень популярной среди саудовской молодежи, недовольной стагнирующими экономическими возможностями, однако она угрожает большинству бизнесов страны, политическому и социальному истеблишменту.

В любой политической системе антикоррупционная кампания является мощным инструментом для получения поддержки населения в разрешении внутриэлитных баталий.

В Древнем Риме правители использовали обвинения в коррупции для уничтожения врагов. Английский король Генрих VIII использовал обвинения в коррупции против своего влиятельного министра кардинала Уолси и монастырей.

Китайский президент Си Цзиньпин успешно использует борьбу с коррупцией для перестройки коммунистической партии Китая. И Президент США Дональд Трамп пробует свою собственную версию, обещая “осушить болото”.

Политические риски

Такая большая концентрация власти в Саудовской Аравии в руках одной ветви королевской семьи представляет совершенно новую динамику в развитии правительства страны, повышает риск, хотя и одновременно создает возможность для сильных реформ.

Последние события оттеснили на обочину другие ветви королевской семьи и впервые создали угрозу их безопасности, т.е. крон-принц нажил себе множество врагов, хотя и уменьшил их способность противодействовать ему.

Коллективное управление заменяется более индивидуальной формой правления, что в свою очередь означает, что крон-принц будет будет лично отвечать за результаты деятельности правительства.
Если план крон-принца по экономической и социальной трансформации страны забуксует или совсем провалится, получение им контроля создает более высокий риск. Поэтому саудовское государство нуждается в быстром возобновлении экономического роста и создания новых рабочих мест.

Что же касается нефтяной политики, то Саудовское королевство вряд ли сможет позволить себе еще одно падение сырьевых, сокращение нефтяных доходов и возврат к политике экономии.

Перевод статьи Saudi purge takes kingdom into unpredictable new era: Kemp - Reuters News

By John Kemp





E-MAIL
ПАРОЛЬ
© FTinvest.ru, 2012
SSL