Блог

Непринуждённая беседа с Чарли Мангером

Среди инвесторов и поклонников Berkshire Hathaway Inc., Чарльз Т. Мангер известен как немногословный товарищ председателя компании — говорливого Уоррена Баффета. На годовом собрании акционеров в Омахе каждую весну, г-н Баффет выступает с длинной речью, г-н Мангер же в основном отпускает комментарии и чаще всего просто говорит: "У меня нечего добавить".

Но, когда нет необходимости играть товарища г-н Баффета, г-н Мангер может и поговорить. В Лос-Анжелесе, на годовом собрании акционеров  Daily Journal Corp. — небольшой компании в сфере программного обеспечения, которую он возглавляет, 90-летний г-н Мангер говорил с инвесторами в течение более двух часов.

Он редко делал паузы, в основном, чтобы перевести дыхание или выпить глоток воды. Когда г-н Мангер закончил трехчасовое заседание правления компании, он все еще не наговорился. Г-н Мангер ответил на ожидания репортера Wall Street Journal и прямо в зале заседаний поговорил с ним еще в течение часа или около того.

Высокий и с твердым рукопожатием, г-н Мангер демонстрирует свой ​​возраст только небольшой дрожью, которая подкралась в его баритон. Наши записи могут только приблизить всю тонкость и сложность разговора г-Мангера, тем не менее вот то, что он сказал:

О том, как Уоррен Баффет повлиял на него:

Уоррен уговорил меня оставить адвокатский бизнес и это оказало очень значительное влияние на меня. Я уже подумывал о том, чтобы полноценно заняться инвестициями и Уоррен убедил меня в том, что мне подходит это занятие. Он был прав. Я бы, наверное, сделал бы это и самостоятельно, но он подтолкнул меня и я должен сказать, что не легко оставить многолетнюю карьеру, как это сделал я. (Г-н Мангер в 1965 году покинул юридическую фирму Munger, Tolles & Olson LLP, которую сам основал, чтобы стать правой рукой г-на Баффета в Berkshire и запустить личное инвестиционное партнерство). Это было бы намного труднее сделать, если бы не влияние Уоррена на меня.

Это не было ошибкой. [Смех.] Это дало удивительно хороший результат и для нас обоих, и для многих других людей (инвесторов в Berkshire).

О Бенджамине Грэхеме, великом инвесторе, который считается наставником Уоррена Баффета:

В отличие от Уоррена, я не люблю Бена Грэхема и его идеи. Вы должны понять, для Уоррена, который познакомился с ним в таком молодом возрасте, а затем пошел к нему на работу, знакомство с Беном Грэхемом изменило всю его жизнь и он провел большую часть своих ранних лет в поклонении хозяину с близкого расстояния. Но я должен сказать, что Бену Грэхему следовало многому поучиться в области инвестиций. Его идеи, о том, как оценивать компании были сформированы сразу после того, как Великая депрессия почти полностью уничтожила его и он всегда немного боялся рынка. Он жил с этим страхом до конца жизни и все его методы были разработаны, чтобы держать страх в узде.

Я думаю, что Бен Грэхем не был таким же хорошим инвестором, как Уоррен Баффет или даже как я. Покупка тех дешевых сигарных окурков (акций компаний с ограниченным потенциалом роста на информации о том, что они будут куплены или ликвидированы) было ловушкой и заблуждением, и это никогда не будет работать с большими суммами денег, которыми оперируем мы. Вы не можете сделать это с миллиардами или даже со многими миллионами долларов. Но он был очень хорошим писателем, очень хорошим учителем и блестящим человеком, одним из немногих интеллектуалов, пожалуй, единственным интеллектуалом в инвестиционном бизнесе в те времена.

О таких фирмах, как партнер Berkshire — 3G Capital, которая поглощает большие компании и затем упрощает там операции:

Я чувствителен к вопросу о сокращении расходов, ведь это обычно означает, что много людей остаются без работы. Богатые люди в итоге станут богаче, но много людей уволят. Но в конечном счете, я думаю, что мы не делаем миру одолжение, когда нанимаем на работу больше людей, чем нужно для эффективной работы компаний. В целом мы улучшаем цивилизацию, когда компании начинают работать лучше.

О том, что он и г-н Баффет называют "кругом своей компетенции":

Конфуций сказал, что реальные знания – это осознание степени своего невежества. Аристотель и Сократ сказали то же самое. Может быть это навык, который может преподаваться и изучаться? Это, вероятно, возможно, если у вас есть достаточно времени. Некоторые люди чрезвычайно хорошо знают границы своих знаний, просто потому что им это дано. Подумайте о профессиональном канатоходце, который проработал 20 лет и выжил. Он не смог бы выжить в качестве канатоходца в течение 20 лет, если бы не знал точно, что он знает и то, что он не знает. Он тяжело работал над этим, потому что он знал, что если ошибется, что он погибнет. Выжившие знают об этом.

Знать то, что вы не знаете, является более полезным, чем быть блестящим (интеллектуалом).

Об инновационности Berkshire Hathaway:

Написан не один роман о том, как управляется Berkshire. Это все о том, что (друг Мангера) Питер (Кауфман) называет “эксплуатацией непонятой простоты”. Мы (Баффет и Мангер, их акционеры и компании, которые они приобрели) выбрали друг друга. Это сообщество единомышленников, но это не делает большинство решений легкими. Уоррен и я не вундеркинды. Мы не можем играть в шахматы с завязанными глазами и мы не концертирующие пианисты. Но у нас потрясающие результаты, потому что у нас преимущество в темпераменте, что более чем компенсирует отсутствие некоторых пунктов IQ .

Никто не имеет нулевой восприимчивости к плохим новостям, особенно когда слишком поздно, но в Berkshire мы действительно спокойно относимся к плохим новостям. Уоррен любит говорить: «Просто скажите нам плохие новости, хорошие новости могут подождать». Поэтому люди доверяют нам и это помогает нам в том, чтобы ошибки не переросли в бедствия. Когда вы управляете не ради квартальной прибыли, а ради долгосрочной цели, вам наплевать на то, какая будет прибыль в следующем квартале.

О том, как он потерял десятки миллионов долларов в банковских акциях в марте 2009 года:

Мы просто вложили деньги и здесь нет никакой интересной истории. Это была возможность, которая бывает раз в 40 лет. Вы должны найти правильный баланс между компетентностью и знаниями, с одной стороны, и сообразительностью с другой. Слишком много компетентности без сообразительности — не годится. И если вы не знаете свой ​​круг компетенции, то слишком высокая сообразительность приведет вас к смерти. Но чем больше вы понимаете пределы вашей компетенции, тем ценнее будет ваша сообразительность. Для большинства профессиональных финансовых менеджеров, если у вас есть четверо детей, которых надо отправить в колледж и вы зарабатываете от $ 400000 до $ 1 млн или типа того, последнее, что вас должно заботить – это ваша сообразительность. Вы должны заботиться о выживании, а чтобы выжить надо просто не делать ничего, что могло бы выделить вас.

О бухгалтерском учете:

Бухгалтерским фирмам сейчас (в результате нормативных требований Закона Сарбейнса-Оксли 2002 года и Закона Додда-Франка 2010) пришлось нанять столько людей, что они были вынуждены лишаться многого,  чтобы получить всех этих новых сотрудников. Правительство просит бухгалтеров стать полицейскими, но число людей, достаточно квалифицированных для исполнения этой полицейской функции слишком мало. Мы не должны ожидать, что бухгалтеры станут полицейскими. Каждая компания должна иметь особый этический список, чтобы охранить себя — длинный список вещей, которые не должны делаться, даже если они совершенно законны. Каждый раз, когда вы увеличиваете антагонизм аудита, делая из аудиторов полицейских, вы увеличиваете напряжение между ними и их клиентами. Многое, в конечном итоге, останется скрытым, но расходы вырастут и все станет только хуже.

Об излете газетного бизнеса:

Роль, которую газеты играли в этой стране была абсолютно замечательной. Четвертая власть функционировала на протяжении десятилетий, в качестве другой, лучшей формы правления, а многие газеты были открыты людьми самых высоких этических стандартов и подлинного чувства общественного интереса. Газеты умирают и я беспокоюсь о будущем республики. Мы пока не знаем, что происходит и как заменить их, но мы уже знаем, что будет плохо.

Об абсурдности большей части индустрии управления капиталом:

Еще в 2000 году венчурные фонды получили $ 100 млрд и вложили их в интернет-стартапы, $ 100 млрд! Они бы сделали лучше, если бы положили как минимум $ 50 млрд в корзины и пустили бы деньги на освещение и отопление. Это вид безумия – платное инвестиционное управление. Каждый хочет стать инвестиционным менеджером, поднять максимальную сумму денег, торговать безумно друг с другом, а затем просто забрать комиссию. Я знаю одного парня, он очень умен и очень способный инвестор. Я спросил его: “Какую доходность вы обещаете своим институциональным клиентам?” Он сказал: “20%”. Я не мог в это поверить, потому что знаю, что это невозможно. Но он сказал: “Чарли, если я назову меньшую сумму, они не дадут мне денег!” Инвестиционный бизнес безумен.

О быстрой торговле производными инструментами и акциями:

Это как заклание невинных. Это позволяют людям, которые управляют Лас-Вегасом казаться хорошими людьми.

Перевод материала WSJ A Fireside Chat With Charlie Munger

Каждый месяц мы разыгрываем подписку, вы тоже можете участвовать, просто зарегистрируйтесь и оставайтесь в нашей рассылке.

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года. С ноября 2018 - член экспертного совета Санкт-Петербургской биржи.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close