Блог

У Трампа нет выбора: либо санкции против Ирана, либо сдерживание роста цен на нефть

John Kemp1.07.2018 (John Kemp) Белый дом может либо свести экспорт нефти из Ирана к нулю, либо он может иметь умеренные цены на бензин в США, но он, вероятно, не может иметь одновременно и то, и другое.

Сильная напряженность между приоритетами внешней политики администрации США (жесткие санкции в отношении Ирана) и предвыборными расчётами (низкие цены на бензин) объясняет ее все более и более сильные диспропорции на нефтяном рынке.

Президент Дональд Трамп уже обвинил организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК) в резком росте цен на нефть, что привело к тому, что средние цены на бензин в США приблизились к $3 за галлон.
 
"Посмотрите ка на ОПЕК", — написал президент в сообщении в Twitter 20 апреля. "Цены на нефть искусственно очень высоки! Ничего хорошего и не будет принято!”
 
Под давлением Соединенных Штатов, а также продолжающегося роста цен на нефть, ОПЕК и ее союзники договорились 23 июня увеличить добычу на 1 миллион баррелей с 1 июля 2018. Ожидается, что Саудовская Аравия обеспечит большую часть этого увеличения, меньше нарастят добычу Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт и Россия, хотя конкретные страновые ограничения не были включены в соглашение.
 
Но соглашение не смогло снизить цены, и высокопоставленные должностные лица США с тех пор указали, что они хотят еще большего увеличения. Президент теперь давит на Саудовскую Аравию ради гораздо большего увеличения добычи нефти, он пишет в Twitter 30 июня:
 
"Только что говорил с королем Саудовской Аравии Сальманом и объяснил ему, что из-за беспорядков и дисфункции в Иране и Венесуэле я прошу Саудовскую Аравию увеличить добычу нефти, возможно, до 2 миллионов баррелей, чтобы компенсировать разницу”, — написал президент. “Цены высокие! Он согласился!”
 
Официальное информационное агентство Саудовской Аравии подтвердило звонок, хотя и не упомянуло об объемах дополнительной нефти. По сообщению Саудовского агентства печати: “лидеры двух стран подчеркнули необходимость прилагать усилия для поддержания стабильности нефтяных рынков, роста мировой экономики, а также усилия стран-производителей по компенсации любого потенциального дефицита поставок”.
 
Белый дом также смягчил свою позицию по поводу дополнительной нефти в официальном заявлении:  "Оба лидера согласились с тем, что сбалансированность энергетического рынка имеет важное значение", — говорится в сообщении пресс-службы Белого дома. "В ответ на оценку президентом дефицита на нефтяном рынке Король Салман подтвердил, что Королевство сохраняет резервную мощность в два миллиона баррелей в день, которую оно будет разумно использовать, тогда когда это необходимо для обеспечения рыночного баланса и стабильности. И в координации со своими партнерами-производителями, реагировать на любые возможные события.”
 
РЕЗЕРВНАЯ МОЩНОСТЬ
 
В отличие от администрации Обамы, которая использовала санкции для постепенного сокращения экспорта нефти из Ирана, администрация Трампа дала понять, что хочет, чтобы экспорт нефти Ирана упал до нуля с ноября. На брифинге для прессы 26 июня высокопоставленный чиновник Госдепартамента неоднократно заявлял, что администрация хочет, чтобы союзники США, а также Индия и Китай сократили импорт из Ирана до нуля и не планирует выдавать исключения.

В течении 2018 года Иран экспортировал более 2 миллионов баррелей в день нефти и конденсатов. Проблема заключается в том, что общий объем неиспользованных и имеющихся свободных мощностей, которыми располагают члены ОПЕК, составляет всего 3 млн баррелей в сутки, сообщает Международное энергетическое агентство. Большинство резервных мощностей находятся в Саудовской Аравии (2 млн. баррелей) с меньшими объемами в Ираке (330 000 баррелей), ОАЭ (330 000 баррелей в день) и Кувейте (220 000 баррелей в сутки).
 
У России также есть потенциал для увеличения добычи на несколько сотен тысяч баррелей в день в течение следующих шести месяцев, при этом резервные мощности в других местах ничтожно малы.
 
Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт и Россия уже обязались увеличить общий объем производства на 1 млн баррелей в сутки с июля, что оставит только 2 млн баррелей в сутки свободных мощностей.
 
Если с ноября экспорт Ирана приблизится к нулю, а Саудовская Аравия и ее союзники увеличат собственное производство, чтобы заполнить этот пробел, оставшиеся резервные мощности упадут до 1 миллиона баррелей в сутки и даже меньше к концу 2018 года. Таким образом, объем резервных мощностей упадет до самого низкого уровня с 2004 года и до уровня первой американо-иракской войны в Персидском заливе в 1991 году. Но если уровень свободных мощностей будет скорректирован на увеличение потребления, то он будет на самом низком уровне со времен нефтяных шоков 1973/74 и 1980/81 годов.
 
АМОРТИЗАТОРЫ ШОКА
 
Рынок нефти полагается на набор амортизаторов для того чтобы более плавно справляться с изменениями в добыче и потреблении и обеспечивать стабильную поставку нефти от производителя к потребителю.

 Эти амортизаторы таковы:
 
* Коммерческие запасы (включая хранение на танкерах)
* Резервная мощность ОПЕК
* Стратегические запасы стран ОЭСР
* Добыча нефти короткого цикла (сланец и изменение добычи в существующих нефтяных месторождениях)
 
Большинство из этих амортизаторов в настоящее время серьезно истощены в результате недавнего ужесточения нефтяного рынка.
 
Запасы нефти упали ниже среднего уровня за последние пять лет и сейчас значительно ниже с учетом роста потребления с 2013 года. Относительная ограниченность коммерческих запасов нефти и нефтепродуктов отражается в бэквардации фьючерсных контрактов на нефть.

Если экспорт Ирана будет полностью обнулен, а Саудовская Аравия и ее союзники увеличат собственное производство, чтобы компенсировать это, амортизатор резервной мощности ОПЕК также исчезнет.
 
Таким образом, рынок будет опираться на стратегические запасы ОЭСР и увеличение добычи нефти в течение короткого цикла.
 
Высвобождение запасов из стратегического нефтяного резерва США и других развитых стран может помочь облегчить будущий дефицит и успокоить цены, но только в качестве временной меры. Продажа запасов (которые представляют собой разовую корректировку уровней запасов) не сможет компенсировать продолжающееся нарушение в производстве.
 
В среднесрочной перспективе для покрытия любого остающегося разрыва между производством и потреблением рынку придется полагаться на увеличение производства в рамках краткосрочного цикла. Производители с коротким циклом, особенно американские сланцевые фирмы, могли бы увеличить свою добычу, но их реакция будет ограничена отсутствием доступных трубопроводных мощностей.
 
Общая ситуация с поставками (фактическое и прогнозируемое производство, плюс запасы и запасная мощность) в настоящее время в основном уже не может измениться в 2018/19.
 
ТРУДНЫЙ ВЫБОР
 
Нефтяной рынок уже находится на относительно поздней стадии цикла, когда цены, как правило, растут, чтобы стимулировать более быстрый рост производства и умеренный рост потребления. При прочих равных условиях, цены, скорее всего, вырастут в течение следующих двух лет, если предположить, что глобальная экономическая экспансия будет продолжаться.
 
Если администрация Трампа примет жесткую линию в отношении санкций и попытается подтолкнуть экспорт нефти Ирана к нулю, это приведет к удалению еще 2 миллионов баррелей в день с рынка, который уже сейчас, вероятно, дефицитен.
 
Наиболее вероятным результатом будет рост цен, что позволит сократить рост потребления и восстановить запасные мощности и амортизаторы запасов до более комфортного уровня.
 
Почти неизбежным следствием этого является дальнейшее повышение цен на бензин и дизельное топливо и/или замедление темпов роста потребления в мировой экономике, возможно, в результате повышения цен на нефть или роста напряженности в торговле.
 
Рынки имеют свои собственные фундаментальные ограничения, совершенно отличные от политики. Независимо от того, насколько сильно он давит на Саудовскую Аравию, чтобы увеличить поставки нефти, Белый дом не может уйти от этой логики.
 
У администрации США могут либо быть жесткие санкции в отношении Ирана, которые сократят экспорт нефти почти до нуля, либо она может попытаться стабилизировать цены на бензин, но она, скорее всего, не может сделать и то, и другое. Наиболее вероятным результатом является компромисс, который приведет к тому, что некоторые иранские экспортные поставки продолжатся, в то время как цены вырастут, но не так сильно, как при нулевом сценарии экспорта.

Комментарий FTinvest.ru: мы перевели данную высокоуровневую аналитику, так как считаем ее очень важной для понимания текущего состояния нефтяного рынка, этот материал мы получили по Email рассылке нефтяного аналитика Рейтерс Джона Кемпа:

John Kemp
Senior Market Analyst
Reuters
Twitter: @JKempEnergy

Ринат Хасанов

Ринат Хасанов - основатель сайта www.FTinvest.ru. создатель методики оценки акций с помощью фундаментального анализа, кандидат экономических наук, автор более чем 60 научных трудов. Оказывает услуги по финансовому консультированию с помощью технического и фундаментального анализа с мая 2012 года.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close